Забастовки во Франции: подрыв амбиций Макрона

Забастовки во Франции будут использоваться для подрыва амбиций Макрона на общеевропейской политической арене

Ларин Олег Николаевич, доктор технических наук, профессор Московского автомобильно-дорожного государственного технического университета.

Французский президент активно проводит обещанные на выборах реформы. Один из пунктов его предвыборной программы предусматривает ограничение пенсионных льгот для госслужащих. Национальные железные дороги страны (Société Nationale des Chemins de fer Français, SNCF) находятся в сложном экономическом состоянии. Правительство подготовило план реформирования отрасли, который предусматривает отмену льготных пенсий для сотрудников компании. В ответ на это железнодорожные профсоюзы проводят серию забастовок, которые доставляют неудобство населению и наносит ущерб экономике страны. Макрон находится в сложном положении, так как прекращение реформ в угоду популистским требованиям не только подорвёт его авторитет внутри страны, но и создаст ему трудности в реализации амбициозных планов на общеевропейской политической арене.

С начала апреля Францию накрыла волна общенациональных забастовок работников компаний инфраструктурного сектора. Первыми начали бастовать сотрудники SNCF. Железнодорожные профсоюзы частично ограничивают работу компании на два дня из каждых пяти дней. Протесты будут продолжаться до конца июня. За весь период ожидается проведение 36 забастовочных акций.

В бойкоте принимает участие машинисты, контролеры, обслуживающий персонал и работники офисов SNCF. Отменяются до 70% междугородных и скоростных поездов TGV, пригородных электричек и экспрессов в международный аэропорт Шарль-де-Голль. Незначительно сократилось количество международных скоростных поездов «Eurostar» (в сообщении Париж – Лондон) и «Thalys» (в сообщении Париж – Кёльн – Амстердам).

Причиной протестов стали планы властей реформировать железнодорожную отрасль. Правительственный проект реформы предполагает преобразование SNCF из национального предприятия в акционерное общество с ограниченной ответственностью. Собственником компании по-прежнему останется государство, однако на неё будут наложены ограничения по привлечению займов. Это усилит ответственность руководства холдинга за экономические результаты деятельности, и исключит привлечение значительных заёмных средств на неэффективные проекты. Вместе с тем реформа предусматривает изменение статуса железнодорожных работников. Они могут лишиться повышенных социальных гарантий, в том числе, права на бессрочное трудоустройство, ранний выход на пенсию, бесплатный проезд и другие льготы.

Реформирование монопольного сектора проводится в соответствии с общеевропейскими директивами по созданию конкурентного рынка железнодорожных перевозок, которые требуют разделения бизнеса по управлению инфраструктурой и эксплуатационной деятельностью. Несколько лет назад в структуре SNCF были созданы две компаниями: SNCF Réseau (управляет железнодорожной инфраструктурой) и SNCF Mobilités (отвечает за перевозку грузов и пассажиров). На текущий момент общий долг компании достиг 54,5 млрд. евро, из них 46,6 млрд. приходится на инфраструктурное подразделение, 7,9 млрд. – на перевозчика. При этом из бюджета страны на содержание компании ежегодно выделяется 14 млрд евро, что превышает расходы на полицию и жандармерию вместе взятые.

Значительная часть долга Reseau образовалась в связи с созданием сети скоростных пассажирских линий TGV, которые обслуживает менее 2% железнодорожного пассажиропотока страны. Выбор скоростного движения в качестве стратегического приоритета развития холдинга был основан на ожиданиях руководства, что эти перевозки обеспечат доходы, достаточные для компенсации убытков от других видов деятельности компании и ликвидации накопившейся задолженности, а также для модернизации сети обычных железных дорог. Однако эти ожидания не оправдались, так как затраты на развитие высокоскоростных сообщений стремительно возрастали. Если в 1981 г. на строительство одного километра скоростных дорог требовалось 4,9 млн. евро, то в последние годы соответствующие затраты увеличились почти в 5 раз и достигли 23 млн. евро за километр пути. За это время остальная часть инфраструктуры практически не получала средства на обновление и пришла в критическое состояние. В итоге на «догоняющее» развитие обычной железнодорожной сети необходимо ежегодно направлять около 3 млрд евро, которых у компании нет.

В последнее время деятельность группа SNCF показывает положительные результаты. В 2017 г. доходы компании выросли на 4,2% по сравнению с прошлым годом и составили 33,5 млрд. евро. С учётом поступлений от зарубежных подразделений холдинг получил прибыль в 1,33 млрд евро. Вместе с тем достигнутые результаты не позволяют SNCF самостоятельно ликвидировать задолженность и обеспечить себя средствами на развитие. На сегодняшний день компания тратит около 1,5 млрд евро в год только на выплату процентов по займам. Правительство готово в обмен на реформы погасить к 2020 г. значительную часть долга компании, который к тому времени превысит 50 млрд евро.

Однако работники SNCF заявляют, что их протест направлен против правительственной реформы не потому, что они хотят сохранить за сбой право на особые условия труда, но в связи с тем, что опасаются за будущее компании после открытия национального железнодорожного рынка для конкуренции. Как правило, переход на рыночные правила сопровождается прекращением перевозок. По мнению профсоюзных лидеров, эти меры приведут к увеличению стоимости железнодорожных услуг для населения и закрытию малодоходных линий.

В 2003 г. французское правительство открыло рынок грузовых железнодорожных перевозок для конкуренции. С тех пор рыночная доля SNCF сократилась на 40% и в последнее время не превышает 10% от общего объёма перевозок. Часть грузопотока смогли перехватить частные железнодорожные компании. Остальной объём перешёл на автомобильный и водный транспорт.

В 2009 г. правительство разрешило конкуренцию на рынке международных пассажирских железнодорожных перевозок. Этой возможностью пока воспользовалась только итальянская компания Thello, которая запустила в 2011 г. поезда в Италию.

Новый этап реформ предусматривает сначала отмену ограничений на рынке высокоскоростных пассажирских перевозок, где работают международные европейские консорциумы (поезда Eurostar и Thalys). В дальнейшем будут открыты для конкуренции перевозки на региональных маршрутах. Так как некоторые региональные линии являются убыточными, то в условиях конкуренции они прекратят работу. Однако эти перспективы не смущают правительство. По заявлениям министра транспорта страны Элизабет Борн, в настоящее время население страны не нуждается в существующих объёмах услуг железнодорожных перевозчиков.

По заверениям президента Макрона, реформы не приведут к негативным последствиям для рынка, так как компания SNCF повысит эффективность своей деятельности. К тому же действующие работники сохранят особый статус на весь период свой трудовой деятельности. Только вновь принятые сотрудники не смогут претендовать на специальные льготы, в том числе на право досрочного выхода на пенсию.

В предыдущие годы французские власти неоднократно предпринимали попытки изменения социального статуса железнодорожников и всегда встречали жесткое сопротивление в виде массовых протестных акций. Французская пресса сразу связала происходящие забастовки с политическим будущим президента Макрона, который в своей предвыборной программе обещал устранить неравенство в пенсионном обеспечении госслужащих и работников частного сектора. По мнению французских экспертов, происходящие в стране забастовки по уровню накала и масштабам уже сравнялись с протестными акциями 1995 г. В то время премьер-министр Ален Жюппе хотел сократить дефицит госбюджета с 5 до 3%, как того требуют условия Маастрихтского договора, и объявил о планах снизить расходы на социальные выплаты сотрудникам госсектора. Именно тогда с протестов железнодорожников начались массовые стачки по всей стране, в результате которых правительство было вынуждено отказаться от своих реформ.

В этот раз к акциям железнодорожников также начали присоединяться работники других предприятий инфраструктурного сектора, которые отстаивают собственные интересы и привилегии. Например, профсоюзы авиаперевозчика Air France требует увеличения заработной платы на 6%, в то время как компания готова увеличить расходы на оплату труда только на 1%, так как в противном случае, по заверению руководства Air France, предприятие понесёт убытки. В свою очередь сотрудники компаний, обеспечивающих вывоз мусора с городских улиц, протестуют против планов правительства лишить их права на ранний выход на пенсию.

Забастовки дорого обходятся для Франции. По оценкам Air France, нарушение графика полётов в течение недели приносит авиакомпании 170 млн евро убытков. В результате отмены поездов SNCF теряет до 20 млн евро в день. За весь планируемый период стачек компания не получит около 720 млн евро доходов. Периодическая отмена железнодорожных сообщений создаёт серьёзные неудобства для граждан и туристов. Население вынуждено более активно использовать автомобильный транспорт, что увеличивает нагрузку на дорожную сеть. В столичном регионе общая протяженность дорожных участков с заторным движением возросла почти в два раза. Совокупные экономические потери страны в целом от протестных акций определить сложно, но они значительны. По оценкам, абсолютный рекорд был поставлен в 1995 г., когда в результате массовых протестов французская экономика недосчиталась 0,2% ВВП.

Протестные настроения бастующих стали использовать в своих интересах радикальные элементы. В крупных городах возросло число беспорядков, участились стычки с сотрудниками правопорядка. Радикалы устраивают погромы в общественных местах.

Поэтому требования профсоюзных лидеров сохранить социальные привилегии работникам госсектора не находит поддержки у большинства населения. По данным опроса Odoxa-Dentsu Consulting, около 60% французов считает акции железнодорожников необоснованными. Однако люди беспокоятся, чтобы протесты не привели к повторению событий 1995 г., и готовы к тому, что правительство пойдёт на компромиссы с бастующими.

Вместе с тем такое отношение граждан к проблемам в SNCF свидетельствует о том, в обществе сформировалось негативное восприятие привилегированного положения работников госсектора и крупных национальных компаний, которые недостаточно эффективно осуществляют свою деятельность и получают незаслуженные льготы. По-видимому, этот настрой учитывают французские власти. Так как, несмотря на ожесточенные профсоюзные протесты и неудобства для населения и бизнеса, премьер-министр страны Эдуард Филипп заявил, что правительство намерено довести реформу SNCF до конца, так как она направлена на повышение эффективности её работы.

Такой прагматичный подход позитивно воспринимается значительной частью населения страны, что подтверждают результаты не только опросов, но выборов президента и парламента страны. В прошлом году граждане выбрали курс на проведение в стране ответственной экономической политики и реформ. В свою очередь популистские требования бастующих о сохранении льгот и привилегий, об экономически необоснованном повышении заработной платы не находят широкой поддержки населения.

В этом отношении французский народ показывает уникальный пример для европейских государств, где население часто делает выбор между прагматизмом и популизмом в пользу последнего. По мнению Джейкоба Френкеля (Jacob Frenkel), председателя правления JP Morgan Chase International, главными причинами роста популистских настроений во многих странах являются кризисные явления в национальных экономиках и растущее неравенство в доходах. Эти факторы усиливают социальную напряженность в обществе и побуждают людей к радикальным решениям.

Большинство государств еврозоны находится в сложной экономической ситуации. Низкий экономический рост, старение населения и высокие расходы на госсектор являются главными причинами ухудшения экономического благополучия граждан. Попытки правительств сократить расходы на социальную сферу сопровождаются протестами населения в Греции, Испании, Италии и других странах.

Экономические предпосылки популизма усиливаются несовершенством общеевропейских политических структур, которые, по мнению граждан, не способны решать их насущные проблемы и противостоять современным вызовам и угрозам, в том числе терроризму, религиозному экстремизму, миграции. Расслоение в обществе и страх перед будущим подрывают доверие граждан к действующим политическим элитам, которые не предпринимают адекватные меры и дают шанс популистским лидерам приходить к власти. При этом независимо от причин зарождения популистских настроений в обществе активизируют свою деятельность радикальные движения, которые ставят под сомнение целесообразность сохранения политического единства в Европейском блоке.

По мнению Дж. Френкеля, действенным средством борьбы с популизмом является просветительская деятельность. При этом он подчёркивает, что важно делать акценты на выявлении и обсуждении реальных причин проблемных ситуаций, будь то в экономической или политической сферах. В обществе должны обсуждаться рациональные пути решения проблем, а не нагнетаться истерия и ксенофобия, которые оправдывают принятие примитивных запретительных мер, выход из торговых и политических соглашений, строительство пограничных стен и прочих действий, по своему характеру не способных искоренить реальные проблемы.

В свою очередь Макрон начал борьбу с европейским популизмом с просветительской деятельности. Выступая перед депутатами Европарламента в Страсбурге в апреле этого года, он заявил, что ЕС находится на пороге гражданской войны, в которой прогрессивные силы, отстаивающие традиционные демократические ценности и противостоящие глобальному беспорядку, столкнутся с нелиберальными структурами, коренящиеся на популизме и национальном эгоизме.

Макрон призывает прогрессивные силы Европы и всего мира сплотиться для борьбы с популизмом в глобальном масштабе. После Сорбонны, он провёл встречу с германским канцлером Ангелой Меркель, в ходе которой поделился с ней своей озабоченностью ростом националистических настроений в Европе и связанных с ними угрозами для будущего ЕС. Во время визита в США, Макрон выступил в Конгрессе и призвал американских законодателей защищать либеральный порядок от популизма, изоляционизма (с намёком на протекционизм Трампа), национализма и прочих современных экстремистских течений.

Для защиты Европейского «мира», построенного на принципах либеральной демократии и свободного от авторитаризма, Макрон предлагает провести в ЕС революционные по своей сути изменения, созвучные идеям «Манифеста Вентотене». На его взгляд, настал исторический момент для преобразования интеграционной модели Евросоюза. Необходимо укрепить и усилить политические и экономические связей между всеми членами Сообщества. Для этого союзный блок должен иметь единый «европейский суверенитет», который будет верховенствовать над суверенитетом национальных образований (государств). По большому счёту, он предлагает создать на базе союзного объединения одно общеевропейское государство федеративного типа с единой армией, бюджетом, законодательной, налоговой, судебной системами. По мнению Макрона, это поможет более эффективно решать общие для всех стран проблемы, в том числе бороться с финансовым и миграционным кризисами.

Идея единого суверенитета содержит прогрессивные элементы. Тем не менее, многие европейские политики скептически отнеслись к ней, так как её реализация может быть сопряжена со значительными политическими и экономическими рисками. Однако, как выяснилось, Макрон не намерен ждать, когда с его услышат национальные элиты, и хочет обратиться напрямую к европейскому народу за поддержкой. С этой целью он решил создать на базе своего движения «Вперед!» (En Marche!) одноимённую общеевропейскую политическую партию, которая должна будет участвовать на выборах в Европарламент в следующем году. Его идейные соратники уже начали налаживать контакты с потенциальными политическими сторонники за пределами Франции.

На фоне Брекзита, экономического неравенства между странами еврозоны, усиления протекционизма и прочих общеевропейских проблем, предлагаемая Макроном инициатива по углублению европейской интеграции способна привлечь значительную часть прогрессивно настроенного населения союзного блока. Поэтому промакроновская партия «Вперед!» может показать самые неожиданные результаты на выборах в Европарламент.

Однако до очередных выборов в Европейский парламент остаётся не так много времени, но у Макрона уже есть опыт стремительных политических побед. Свою партию «Вперед!» он создал в апреле 2016 г., а июне 2017 г. она победила на выборах в парламент страны. Судя по всему, Макрон надеется повторить этот успех на общеевропейском уровне. Вместе с тем жесткая идеологическая и организационная связка «Президент Франции – общеевропейское движение En Marche!» может создать определенные политические риски как для самого Макрона, так и для его политического блока. В случае неудачного выступления политического блока на выборах в 2019 г., политический авторитет Макрона внутри страны, скорее всего, будет подорван. Аналогично любые неудачи Макрона на внутриполитическом поприще будут снижать привлекательность его движения в странах Европейского блока.

Поэтому для Макрона важно выдержать противостояние с популистскими течениями в стране (о полной победе над этим явлением вряд ли может идти речь). Если он продолжит реформы и сможет добиться позитивных изменений в экономике страны, то усилит свой имидж «лидера прогрессивно настроенных сил». В этом случае у него будут веские основания выступать в аналогичном качестве на общеевропейской политической арене.

Вместе с тем политические амбиции Макрона общеевропейского масштаба активизируют противостояние конкурирующих политических сил. Они могут попытаться использовать протестные акции профсоюзов инфраструктурного сектора для роста социальной напряженности в обществе, чтобы вызвать у людей недовольство реформами и подорвать авторитет президента страны. Результаты недавнего опроса населения страны показали, что проводимая им экономическая политика теряет поддержку у населения. В начале мая, в канун первой годовщины избрания Макрона президентом страны, в Париже состоялось многотысячное шествие людей, недовольных его работой на этом посту.

В последнее время во французских и европейских СМИ часто звучат эпитеты, подчёркивающие имперские замашки Макрона, который якобы стремится стать лидером всей Европы. Его даже начали сравнивать с Наполеоном Бонапартом. Однако, на наш взгляд, если Макрону станет тесно в просторах своей страны, и он захочет получить Европейский «престол», то ему предстоит пройти путь не Наполеона, а Генриха Наваррского, так как служение общеевропейским ценностям может войти в противоречие с интересами родной для него Франции.

Фото: открытые источники

Banner

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Смотрите также