Безусловный доход, как национальная идея России

Кажущаяся утопической идея БОДа может оказаться единственным эффективным способом для российской власти сохранить контроль над населением в условиях политической трансформации, стимулировать стагнирующую экономику и изменить свой международный имидж.

В который раз в экспертном сообществе стало модным обсуждение очередной модернизации России. И если перспективы изменения внешней политики, внутриполитической модели или экономической системы туманны и маловероятны, то радикальная трансформация социальной сферы вполне возможна.

Именно «социалка» с одной стороны законсервировала внутри себя неэффективные и неустранимые социалистические пережитки, а с другой, сохранила потенциал для приватизации.
Нарастающие проблемы пенсионной системы, деградирующие здравоохранение и образование в условиях сокращения ресурсной базы рано или поздно потребуют радикальных решений. В какой-то момент у власти может возникнуть соблазн монетизировать государственные социальные услуги, тем более что сохранение существующей системы условно-бесплатных образования и медицины становится не только затратным, но и политически немотивированным.

При этом население, окончательно лишившись последних советских символов, должно получить более-менее адекватную замену.

Универсальный рецепт

В таком случае главной социально-экономической инновацией может стать введение безусловного обязательного/гарантированного дохода (БОД) для всех граждан России, который заменит государственное образование, здравоохранение и социальное обеспечение.

В настоящий момент Россия обладает несколькими «преимуществами» для перехода на БОД: во-первых, бедное население с патерналистскими ожиданиями и высоким уровнем запросов на положительные социально-экономические изменения; во-вторых, крайне неэффективная система социальных услуг, использование которой часто навязывается людям; в-третьих, наличие дополнительных государственных доходов в виде углеводородной ренты, которые могут быть использованы для финансирования гарантированных выплат населению.

Кроме того, авторитарная модель российской власти упрощает принятие непопулярных решений, а ее административные и пропагандистские ресурсы ускоряют их реализацию.

Эффективность перехода на БОД, особенно на начальном этапе, будет зависеть от его размера. Даже при сохранении существующей бюджетной системы, учитывая общий размер государственных расходов на «социалку», каждый гражданин России (от младенцев до стариков) в пересчете на душу населения ежемесячно получал бы сумму около 10 тыс. рублей. При некотором перераспределении государственных ресурсов размер ежемесячного БОДа можно довести до 15 тыс.

Сумма БОДа должна быть больше среднестатистической пенсии, что важно для сохранения лояльности пенсионеров, которые с одной стороны являются ядерным электоратом власти, а с другой — потенциальной протестной массой в вопросах сохранения институтов советского прошлого (не будем забывать историю с монетизацией льгот).

Положительный эффект для людей от введения БОДа проявится достаточно быстро. Во-первых, значительной части населения будет приятнее получать дополнительные деньги вместо сомнительных услуг (за которые все равно приходится доплачивать). Во-вторых, каждый человек получит больше возможностей определять собственные жизненные стратегии и приоритеты (в том числе степень необходимости и объем образовательных и медицинских услуг). В-третьих, это проявится чуть позднее, люди получат совершенно иной уровень сервиса образовательных и медицинских учреждений.

Побочными положительными результатами БОДа будет повышение покупательной способности населения, снижение кредитных рисков домохозяйств, уменьшение бедности, особенно среди молодых семей с детьми, общий рост экономичекого оптимизма. Появятся реальные стимулы для улучшения демографической ситуации. Разом решатся все проблемы пенсионной системы. На завершающем этапе введения БОДа должен сформироваться общенациональный консенсус позитивного отношения к реформе и, как следствие, — рост политической лояльности населения.

В результате государство получит дополнительные возможности влияния и контроля в условиях транзита власти, внешнеполитической конфронтации и экономической стагнации. Кроме того, откроются перспективы массовой приватизации государственных учреждений образования и здравоохранения. Вместо затратного и неэффективного государственного сектора появятся современные конкурентные и, что очень важно, наукоемкие отрасли экономики, платящие налоги.

Российское образование: от имитации к индивидуализации

Но самое главное, введение БОДа окончательно похоронит оставшуюся с советских времен систему образования с ее «дремучим охранительством и бюрократической мертвечиной».

Сейчас подавляющее большинство школ и вузов занимается профанацией обучения. Образование на всех уровнях превратилось в формальный процесс, весьма далекий от современной и динамично меняющейся жизни, который сводится к получению обязательных «корочек».

Несмотря на позитивные инновации, связанные с введением ЕГЭ или частичным переходом на Болонскую систему, мы все еще имеем образовательную систему XX века. Более того, к советской архаике регулярно добавляются коньюктурные политические или идеологические элементы типа «Основ православной культуры». Школа и вузы учат не тому, что необходимо человеку, и даже не тому, что хочет государство (тем более, что его пожелания зависят от мнения регулярно меняющихся чиновников), а теоретическим абстракциям, которые в той или иной форме инерционно воспроизводятся десятилетиями. При этом регулярное вмешательство государства только усугубляет проблемы и еще больше загоняет в тупик российское образование.

Самым печальным является то, что обязательная программа обучения не только отнимает время и ресурсы и прививает «токсичные навыки», но и гробит здоровье и психику подрастающего поколения (вспомним о буллинге или гибели детей на обязательных уроках физкультуры).

Положительный эффект учащиеся получают вопреки системе благодаря «не-стандартным» преподавателям, действующим в обход инструкций, частным учебным центрам, репетиторам, многочисленным просветительским интернет-ресурсам и современным информационным технологиям. Все это составит прекрасную основу для образования будущего.

Кардинально изменить сложившуюся ситуацию сможет только переход на частную систему образования. Конкуренция между образовательными учреждениями и преподавателями, широкое применение информационных технологий и сокращение бюрократического контроля сделают образование современным, качественным и доступным.

Распространятся индивидуальные стратегии образования. Вместо жестких унифицированных программ родители и их дети смогут выбрать именно то, что им необходимо. Частные образовательные учреждения будут оперативно реагировать на запросы своих клиентов и разнообразные социальные и технологические тренды.

Вероятно, изменится логистика образования. Вместо посещения одной школы с единой программой люди будут выбирать учебные курсы нескольких образовательных, творческих, спортивных центров. Детсадовские группы и школьные классы по-явятся в многоэтажках, торговых моллах, офисных зданиях. Станут массовыми индивидуальные занятия.

Не стоит забывать о возможностях привлечения иностранных инвестиций в частный образовательный сектор и расширение научных и образовательных связей с развитыми странами. В условиях санкций это позволит России остаться частью мировой цивилизации, а власти даст хороший пропагандистский аргумент о неэффективности санкционного режима.

Здоровье нации и трансформация сознания

Похожие положительные изменения произойдут и в медицине. Уже сейчас широкое распространение и массовая доступность платных клиник и врачей (а в стоматологии и офтальмологии бесплатных услуг практически не осталось) сглаживает не-эффективность бесплатного здравоохранения.

Кроме того, повысится ответственность людей за собственное здоровье. Не-правильное питание, вредные привычки будут напрямую влиять на кошелек человека через его медицинские расходы. Станет не только опасно, но и невыгодно запускать свои болезни. Получат массовое распространение различные формы добровольной диагностики. В буквальном смысле повысится ценность человеческой жизни. Маркетинговые кампании и рекламные акции частных медицинских учреждений буду стимулировать «спрос на здоровье». При этом страховые компании, системы кредитования и благотворительные практики позволят избежать негативных эксцессов платной медицины.

Изменится психология людей как посвятивших себя образованию и медицине, так и потребителей образовательных и медицинских услуг.

Вместо низкооплачиваемой и непрестижной работы преподаватели и врачи смогут реализовать свой профессиональный потенциал и получать за это достойные деньги. Доходы специалиста будут зависеть от его профессионализма. В прошлом останутся бессмысленные бюрократические процедуры, отвлекающие от настоящей работы.

В свою очередь клиенты учебных и медицинских учреждений станут осознано выбирать необходимые услуги, руководствуясь исключительно индивидуальными потребностями и возможностями. Люди начнут привыкать к свободе выбора и ответственности за него.

Российская власть последние 100 лет демонстрировала всему миру радикальные социальные эксперименты над собственным народом, не останавливаясь ни перед какими жертвами и потерями, и с неизменно отрицательными результатами. Пора попытаться реализовать действительно прорывную социально-экономическую инновацию, которая значительно улучшит положение наших граждан, станет положительным образцом подражания для других стран и, таким образом, частично оправдает особенности российского политического режима.

Максим Викторович Мельников, доктор исторических наук.

Фото: открытые источники

Banner

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Смотрите также