Неужели настал “Чернобыльский” момент Ирана?

Признание Ирана в том, что он по ошибке сбил пассажирский самолет, заставило протестующих выйти на улицы в минувшие выходные. Хотя в понедельник демонстраций было меньше, некоторые наблюдатели уже начали задаваться вопросом, может ли это быть началом конца нынешнего режима.

После нескольких дней отрицания и путаницы, официальные лица Ирана наконец признали, что их военные сбили самолет Международных Авиалиний Украины, на борту которого находилось 176 человек, многие из которых были гражданами Ирана.

Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф считает, что виной всему стала “человеческая ошибка”, вызванная “американским авантюризмом”, намекая на конфликт между Ираном и Соединенными Штатами из-за убийства США уважаемого иранского генерала Касема Сулеймани.

Толпы людей собрались в столице Тегерана, чтобы почтить память жертв. Протестующие призвали Верховного лидера Али Хаменеи уйти в отставку и привлечь к ответственности виновных в сбитом самолете. Знакомые песнопения “Смерть Америке” были заменены на “Смерть диктатору” и “смерть лжецу”. В одном из видеороликов демонстранты скандировали: “Хаменеи должно быть стыд. Покинь страну.”

Это уже начали называть “Чернобыльским” моментом Ирана, проводя аналогию с тем, как ядерная катастрофа 1986 года в Советской Украине

“обнажила всю некомпетентность, государственный обман и гниль в этом режиме”, согласно IranWire, сайту для иранских гражданских журналистов.

Но трудно сказать, может ли горе и ярость Ирана привести к революции.

Революция?

Санам Вакиль, старший научный сотрудник и руководитель иранского форума в лондонском аналитическом центре Chatham House подметила, что есть сходство между тем, как власти справились с Чернобыльской аварией и сбитым рейсом 752 авиакомпании “Международные авиалинии Украины” – неоднократные отказы, попытки сокрытия, неизбежные доказательства от иностранных правительств и неохотное признание вины.

“Это может быть “Чернобыльский момент Ирана”, – сказал Вакиль. “Но вопрос в том, как иранское руководство собирается справляться с этим. [После Чернобыля] все очень сильно зависело от одного политического лидера, принявшего решение взять на себя ответственность и изменить политическую динамику. “Единственный человек, который действительно может внести значимые изменения в иранскую политическую систему, – это верховный лидер”, – отмечает она.

И если судить по истории, Хаменеи мог бы перейти к насильственному подавлению протестов, как он это сделал во время антиправительственных выступлений, охвативших Иран в конце прошлого года. То, как Тегеран реагирует сейчас на протесты, привлекло внимание как международного, так и внутреннего сообщества, с предупреждениями президента США Дональда Трампа о том, что “мир наблюдает” и “не убивайте своих протестующих.”

Тем не менее, сейчас этот момент выглядит иначе.

В отличие от предыдущего всплеска оппозиции, реакция на сбитый украинский пассажирский самолет также вызвала осуждение и со стороны консерваторов, которые обычно поддерживают правительство. Главный редактор правого информационного агентства Тасним раскритиковал иранских лидеров за попытку солгать общественности. 

Хотя государственные СМИ Ирана не освещали протесты в эти выходные, изображения и видео с мобильных телефонов, опубликованные в социальных сетях, усилили гнев общественности. Так же и общественные деятели высказывались в интернете с большим риском для себя.

Номинированная на премию “Оскар” Таране Алидости, самая популярная актриса Ирана, в воскресенье в Instagram раскритиковала правительство, рассказывая миллионам подписчиков, что иранцы были “не гражданами”, а “пленниками”.

“Я долго боролась с этой мечтой и не хотела ее принимать. Мы же не граждане. Мы никогда не были ими. Мы пленники”, – написала она.

Теперь вопрос состоит в том, что будет делать Тегеран.

Banner

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Смотрите также