Как ИИ может победить капитализм?

Чего нам ждать от будущего с искусственным интеллектом?

Многие исследователи, ученые да и просто увлеченные молодые люди заявляют, что искусственный интеллект (ИИ) вскоре сможет полностью изменить мир.

Противники машин утверждают, что развитие ИИ может привести к повышению безработицы, гражданским беспорядкам и даже к наихудшему варианту развития событий — уничтожению человечества. Сторонники, напротив, советуют нам с облегчением взглянуть в будущее, полного свободного времени и креатива, ведь роботы смогут взять на себя всю тяжелую и монотонную работу. Третий лагерь считает, что темпы перемен не настолько разительны, чтобы далеко заглядывать в будущее и пытаться что-то спрогнозировать.

Предыдущие крупномасштабные изменения, существенно повлиявшие на наш рабочий процесс, были революционными в краткосрочной перспективе. Писатель Калум Чейс считает, что на этот раз все будет иначе. Предыдущие индустриальные революции заключали в себе замену ручного труда на машинный. А в этот раз мы собираемся заменить наши когнитивные функции — по большей части нашу способность делать прогнозы и принимать решения. Это то, что ранее никогда не случалось в человеческой истории, и никто в действительности не знает, чего ожидать.

Идеальное общество, где машины работают, а люди отдыхают.

Если машины начнут выполнять за людей всю черную работу, например, ручной труд, а также возьмут на себя обязанности докторов, адвокатов, инженеров или будут отвечать за принятие ежедневных рутинных решений, то люди смогут посвящать все свое время развлечениям и творческим занятиям.

Однако, как говорит Чейс, это может быть успешно реализовано только при условии «избыточной экономики» — СтарТрековской утопии, в которой наши базовые потребности, такие как пища и жилье, будут так легко достижимы, что станут практически бесплатными.

Без этого, люди будут вынуждены бороться за любые оплачиваемые работы, которые будут еще доступны людям в мире, принадлежащему машинной рабочей силе. Как простой пример, полностью автоматизированная ферма сможет в теории обеспечивать людей едой за значительно меньшую стоимость, чем, если бы там работали люди. Правда, если владелец фермы начнет продавать свои товары по самой высокой цене, это спровоцирует неравенство и неравномерное распределение еды среди населения, так как продовольствие будет поступать в недостаточном объеме. Тут в общем-то ничего нового — низшие классы всегда существовали в истории человечества. Но все же, это не совсем подходит нашей идее, с которой мы могли бы прекрасно себя чувствовать, сложив все полномочия и передав их машинам.

Мы получаем что-то вроде проблемы «курицы и яйца», но Чейс верит, что установить «избыточную экономику» в обществе возможно с помощью последовательного и контролируемого перехода. Этот процесс может включать в себя аккуратное переосмысление человеческих обязанностей, которые могут быть автоматизированы. Необходимо будет удостовериться в том, что все полезные ресурсы будут выделены на поддержку тех, кто обнаружит, что он был замещен.

Основные сложности достижения «избыточной экономики».

Проблема в том, что для осуществления всех необходимых условий нужно добиться двух позиций. Во-первых, реальных усилий от правительства и регулирующих органов для того, чтобы все работало, и, во-вторых, чтобы лидеры тек-индустрии приняли новую систему и согласились с тем, что ее внедрение нужнее и полезнее профита от краскосрочных сделок и операций.

«Люди не глупые», говорит Чейс, размышляя над тем, как автоматизированные системы вождения могут вытеснить человеческие навыки. «Они увидят, что роботы постепенно забирают у людей работу и подумают «скоро они придут и за моей» — и вот тогда начнется паника. А паника спровоцирует рост грязных популистских политиков, рвущихся к власти.»

Чейс не уверен, что концепция универсального базового дохода, которая в настоящий момент даже тестируется в некоторых скандинавских странах, верное решение, по крайней мере, на данный момент.

«Проблема с универсальным базовым доходом заключается в том, что он базовый. Если все, что мы сможем дать людям, это базовый доход, то будет конец всем нашим планам, и общество, вероятно, окажется в непоправимом положении.»

Будущее, где большая часть людей живет на прожиточный минимум, а 1 % общества — высший класс, которому принадлежат роботы, идет в разрез с концепцией эгалитарного типа общества. Но, к сожалению, мы движемся именно в этом направлении.

Чейс, однако, не падает духом: «У нас у всех есть работа — пробудить политиков, которые об этом не думают, и тек-лидеров, которым глубоко безразлична ситуация возможного экономического неравенства.»

«Если у нас получится добиться этих изменений, мы сможем получить замечательный мир для нас, наших детей и правнуков — мир, где машины будут делать всю скучную и неинтересную работу, а люди заниматься только тем, что им интересно.»

Фото: открытые источники

 

Banner

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Смотрите также